Дорогие наши игроки, мы сообщаем вам о том, что форум останавливает активную рекламу и прием новых игроков. Мы закрываемся, но увас остается возможность завершить все свои игры, задумки. Приносим извинения за сложившуюся ситуацию... Вдохновения вам и удачи!

Ведьмак: Исток зла

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Исток зла » Дорога без возврата » 7 марта 1157 • Вечная призрачная встречная


7 марта 1157 • Вечная призрачная встречная

Сообщений 1 страница 18 из 18

1


Вечная призрачная встречная
https://i.ibb.co/wLwMQ85/ep21.jpg https://i.ibb.co/wsmg3Gx/ep22.jpg

http://forumuploads.ru/uploads/001a/a5/da/3/35438.png

Тиссая де Врие, Эмиель Регис
7 марта 1157 года, закат
Горс Велен, Темерия

Зло никогда не отступает. Таится, прячется, уходит в спячку — да, но никогда не отступает. И ни Тиссае де Врие, еще пока самой обычной преподавательнице в Аретузе, ни Эмиелю Регису, вампиру, что только завершил регенерацию и еще не вполне осознал себя после полувека, проведенного в изоляции под толщей земли, не суждено знать, что их знакомство положит начало не только дружбе, пронесенной через столетие, но и окажется отправной точкой восстания, что прольет реки крови и унесет ужасающее множество жизней.

Отредактировано Эмиель Регис (20.03.2020 19:59)

+3

2

В преддверии Бирке у Тиссаи всегда что-то происходило.
Для начала, у Тиссаи появилась сама Тиссая, а потом уже пошло-поехало: первое проявление таланта, первая влюбленность, первая негативная рецензия, первая… рабочая жертва, если можно так сказать; в марте обязательно что-то происходило, и этот не стал исключением.
В воздухе едва ощутимо пахло грозой – для тех, кто умел чувствовать такие вещи – лица членов Капитула были неопределенно светлы и радостны; три дня назад Тиссае предложили пост проректора и она обязалась над этим подумать.
Но пока Тиссая была обычным преподавателем с именем, репутацией и кое-какими полномочиями, простиравшимися от академически-научных до педагогических, включая в себя политику и прочие вещи, обязывающие взаимодействовать с социумом вне зависимости от того, желал ли того сам социум. Желала ли того Тиссая, вопросов тоже никто не задавал, и этим вечером было место как раз такой ситуации: не хочешь, но надо.
Одернув подол платья из плотной темно-зеленой тафты, ещё по-зимнему закрытого, чародейка поправила складки тяжелой пелерины, лежавшие несколько неровно, и оглянулась по сторонам – город затапливал мандариновый закат, ставни домов были окрашены в ярко-оранжевый, и по крышам скакали настолько же ярко-оранжевые грязные голуби, а мальчишки с гиканьем ловили у переулка ярко-оранжевую облезлую крысу.
Пастораль как она есть, с поправкой на Темерию и раннюю весну.
Облако грязных брызг, взметенное копытами чьей-то беспокойно погоняемой лошади (видимо, королевский курьер к градоправителю, про себя отметила Тиссая), отразилось от невидимой преграды и стекло по ней, будто по стеклу; маленький магический фокус, совершенный скорее рефлекторно, ни у кого не вызвал особого интереса, ведьм, как и магии, тут всегда хватало.
В этом-то и была проблема.
Госпожа Флора де Берг, подающая надежды чародейка девятнадцати лет от роду, стоявшая в одном шаге от диплома и следующей ступени своей специальности и блестящей научной карьеры под руководством именитой преподавательницы де Врие, а на самом деле – Войцешка, дочка кузнеца из деревеньки под Вызимой, каким-то чудом проявившая великий магический талант, и потому чуть не сжегшая эту самую деревеньку под Вызимой – сбежала.
Вот так, банально и просто, обойдя поставленную мэтрессами защиту, наплевав на запреты и просьбы подождать до выпуска. Как оказалось – не в первый раз, благодаря своим великим магическим талантам успешно скрывая отлучки. Не то чтоб это было чем-то из ряда вон выходящим: вероятно, почти каждая адептка рано или поздно приходила к концепции отрицания искусственных ограничений, оправдывала свою половую распущенность трудами Стаммельфорда и всячески попирала старания учителей оградить весь мир от себя, такой совершенной. Но, как уже было упомянуто раньше, время было выбрано не то: в воздухе сгущалась гроза.
Тиссая повела носом и опустила веки, словно бы принюхиваясь: среди сотен тихо звенящих домовых амулетов, нескольких десятков более мощных артефактов, медальонов, пятерки творящихся где-то в городе заклинаний и доброй сотне хорошо зачарованных вещей след беглянки терялся, истаивал, казался чем-то призрачным. Это, наверное, похоже на флёр дорогих духов – его задавливают более дешёвые, сильные, убойные ароматические смеси, но если сосредоточиться, ухватиться за шлейф…
Почти наощупь чародейка двинулась через город, не обращая внимания на людей – те сами расступались, стоило им среди ярко-оранжевого, мандарирового и желтого разглядеть потустороннее синеватое свечение из-под полуопущенных ресниц; она ступала по мостовой осторожно, чуть приподняв подол платья, чтоб не приведи боги его не испачкать, и складки с левой стороны и с правой стороны ниспадали практически симметрично. Чёрная шпинель, лежавшая поверх высокого ворота платья, едва ощутимо вибрировала, отдавая накопленную силу, и едва-едва заметно поблескивали агаты в строгих кольцах: по два на каждой руке, на среднем и безымянном пальцах, совершенно одинаковые.

След ученицы и без пяти минут аспирантки стал отчётливее уже тогда, когда ярко-оранжевый уступил место лиловому, а в тенях так и вовсе стало сизо. Это уже не было похоже на флёр – пожалуй, она, петляя по городу во избежание слежки, прошла тут буквально полчаса назад; что Тиссаю печалило – так это место. Какие-то то ли трущобы, то ли задворки кабака, в таких местах именитая чародейка, разумеется, никогда не бывала, и в здравом уме не пошла бы – на что только не готова юность ради зова плоти!
Вздохнув, Тиссая неслышно поднялась по скрипучим ступеням, вероятно, служившим местному цвету общества в качестве запасного пути, и толкнула ладонью воздух в дюйме перед дверью, побрезговав прикасаться к засаленной и залапанной ручке. И тут же замерла, услышав какое-то движение, а через мгновение и голос своей подопечной, отчетливо произнесший:
- А-а-ах!
А потом:
- О-о-ох!
Момент для педагогических нотаций был как нельзя менее подходящий: в таком состоянии ничего не способны запомнить даже опытные чародеи, не говоря уж об адептках, но и выждать Тиссая тоже не смогла, потому что вслед за этим там, внутри, что-то ощутимо ударило – то ли в стену, то ли в другую дверь, и это вовсе не походило на звуки страсти, скорей, на вооруженное нападение.

+2

3

— Любовь, скажу я тебе, та еще паскудная штука.
Упавший рядом представитель городской стражи был вдрызг пьян, безбашенно весел и беспечен. Что ж, ничего удивительного. В этом неаккуратном и мрачном заведении собралась почти вся смена после завершения своей дневной службы. Посетители с каждой четвертью часа все пребывали и пребывали и к тому моменту, когда незнакомец обратился к вампиру, свободных мест практически не оставалось.
— Не могу не согласиться, — безэмоционально отозвался Регис, продолжая нарезать на равномерные полоски поданный несколькими минутами ранее говяжий стейк с кровью. Удивительное дело, но именно сейчас Эмиелю не хотелось разговоров и философствований. После регенерации он был еще ослаблен, а в душе разрасталась мерзотная пропасть, что разверзлась в тот момент, когда Регис воочию увидел Королеву Ночи с другим. Ему и до того момента пытались донести, что его возлюбленная ему не верна. Не верил. Отрицал любое плохое слово в ее адрес. И продолжал ошиваться вокруг в ожидании ее пусть и мимолетных, но милости и ласки.
Сейчас он понимал, что та самая пропасть была и до момента разрыва, просто-напросто Регис предпочитал не смотреть в ее сторону и не замечать вовсе. И оттого падение оказалось столь болезненным.
Теперь он был свободен. И абсолютно несчастен.
— ... застал ее! В нашей постели с другим!
Регис вздрогнул и, в удивлении выгнув брови, глянул на незнакомца.
— Простите, что?
— Говорю, изменила мне эта стерва. Представляешь?
Мда, Регис совершенно потерял нить разговора. Да и чего уж лукавить — абсолютно не слышал речей случайного собеседника.
— Представляю, — криво ухмыльнулся вампир.
Стейк был безвкусен, местная настойка — приторна, а вокруг — невыносимая духота и напряжение. А, быть может, напряжен был лишь только он. Сложно сказать, когда реальность еще порой смазывалась и мысли путались. Повторять опыт с отсечением головы алхимику, пожалуй, более не хотелось. Не потому, что в тот самый момент он испытывал ужас, а потому, что устранение последствий после регенерации слишком уж затянулось.
Незнакомец пах невкусно. Но даже его кровь могла бы сгодиться для того, чтобы вампир утолил свою жажду и словил если не кайф, то близкое к нему удовольствие.
Но он завязал с пагубным пристрастием, и от своих решений отказываться намерен не был.
Неопределенно хмыкнув на очередную реплику незнакомца, Регис оторвался от созерцания проступившей крови на полосках мяса и осмотрел заведение. Люди как люди. Только отчего-то притихшие. Странное явление, учитывая тот факт, что в заведениях подобного типа редко когда устанавливалась тишина, разве что ранним утром.
— ... к гулям ее.
Регис не ответил. Прикрыл глаза и шумно втянул в себя воздух.
Пахло в основном людьми. Но среди их ароматов проскальзывали и другие нити: краснолюдов, боязливой и нервной парочки эльфов, самоуверенного котолака и даже улавливалось присутствие... суккубы? Нет, не уверен. Слишком уж тонкая и блеклая нить.
А, к вурдалакам всё и всех. Это заведение ничем не отличалось от тех, в которых Регис побывал за последний месяц и совершенно точно не собирался хранить воспоминание о его посещении в своей памяти. Да, доест свой стейк и отправится дальше. Неважно куда, лишь бы не останавливаться и не позволять себе много думать.

В очередной раз залился громкой третью колокольчик, висящий над дверью. Внутрь вошли шестеро. С мечами, луками и свирепыми выражениями лиц. Вниманием подбежавшего к ним хозяина ресторации не удостоили и, не проронив ни слова, направились в ту часть заведения, где располагались комнаты для ночлега. До Региса докатился аромат их возбуждения и жажды добычи.
Эмиель не шелохнулся. Оказываться в эпицентре скверных событий в его намерения не входило.

— Она — там.
— Точно?
— Здесь два входа. Я, Тиль и Рем заходим здесь. Вы, — рыжеволосый верзила ткнул указательным пальцем в сторону троих неназванных приятелей, — блокируете с той стороны. Она нужна нам живая.
— А если она там будет не одна?
— Она итак там будет не одна. Жертву суккубьей похоти — убить.
Рыжий ногой выбил дверь и первым ворвался внутрь.
— Какая живописная картина, — аж плотоядно облизнул губы.
Девушка в ужасе вскрикнула и потянула одеяло на себя, чтобы прикрыть наготу. Суккуба вскочила, ничуть не смущаясь отсутствию одежды, пригнулась, напружинилась и зашипела.

— Опа, — расплылся в улыбке тот, что был из второй тройки наемников, заходивших в комнату с обратной стороны. — Какая женщина, кака-а-ая. Сколько стоишь часа на... четыре, а?

+1

4

Суккуба не ответила, демонстрируя остренькие клычки, и скосила тёмные глаза на любовницу; адептка – а это была именно она – немного пришла в себя, и, хоть нижняя губа у неё тряслась от страха, вдруг взметнула руки вверх, забывая и про одеяло, и про наготу, выкрикивая непонятные, гортанные звуки. В её глазах плескался искренний, первобытный страх: одно дело обманывать своих учителей, которые, конечно, могут наказать, притом весьма болезненно, но могут и нет -  в любом случае, столь ценным ресурсом, как уже почти дипломированная чародейка, уже не разбрасываются; другое – обыкновенные головорезы, которые, наверное, и слова-то такого, как «диплом», не знают, и плевать им на ценный ресурс. Если бы юная чародейка была здесь одна, то она бы воспользовалась незыблемым правилом «сначала спасай себя». Если бы она была одна, но с… обыкновенным человеком, эльфом, краснолюдом или гномом, даже ведьмаком, то дела бы обстояли, наверняка, точно так же. Но она была с суккубой, в чьих силах было буквально гипнотизировать своих любовников, и потому колдовала совсем другие заклинания – торопливо, судорожно, совершая ошибки, но ничуть не пытаясь убежать.
Это было самой главной ошибкой.
Тиссая де Врие, разумеется, быстро почувствовала колебания Силы, а вот голоса достигали до неё с определенным опозданием, и всё, что чародейка понимала - так это то, что её ученица в опасности, и если не вмешаться немедленно, будут жертвы. Точней, они будут в любом случае, но здесь следовало выбирать между одним злом и другим, и своё, личное зло, в которое она вложила много усилий и времени, было как-то ближе к сердцу.
В отличие от Флоры, у неё было несколько секунд как на размышления, так и на оценку ситуации, а ещё она обладала неоспоримо большей свободой передвижения, успела оценить количество оружия в руках мужчин, расстроиться неравенству сил и разглядеть, что любовник, к которому бегала адептка, был на самом деле любовницей, да ещё и с рожками. Такие чудеса Тиссая за всю свою жизнь не видела и сделала про себя отметку провести исследования в этой области.
Потом, пользуясь правом неожиданности – не тем, о которых поют в балладах и пишут в легендах, а тем, что про подлый хук поддых, подножки и удар в спину – использовала простейшее преобразование Фиораванти, вообще-то, заклинание медицинское, а не боевое, но потому использующее мало Силы и достаточно тонкое, чтоб не улавливаться большинством амулетов.
У рыжего спёрло дыхание и покраснело лицо; он схватился за горло, выронив оружие.
- Прошу прощения, - сухо произнесла Тиссая, - здесь есть кое-что, принадлежащее мне. Я быстро это заберу, и можете продолжать. Флора! Поднимись и иди сюда, быстро.
Сила лекторского тона и строгого голоса, выдержанного буквально сотнями лет преподавания, была настолько непреодолимой, что разбойники действительно на одно мгновение замерли, и у каждого был взгляд, будто у нашкодившего щенка. Флора дёрнулась, пытаясь выполнить приказания, но тут внезапно снова вступила в действие суккуба: опять поддернув верхнюю губу, она топнула копытом и капризно приказала:
- Любовь моя! Убей их. Убей их всех!
А сама начала аккуратненько обходить постель так, чтоб метнуться к задней двери, как только появится возможность.
Взгляд Флоры был прозрачным-прозрачным, будто стекло – она глубоко вздохнула, расслабила плечи и вдруг опять взметнула в воздух пальцы, сгущая Силу; Тиссая подавила в себе желание шлепнуть ладонью по лицу и швырнула вперед себя простой, почти неоформленный – на то не было времени – кинетический удар, предупреждая начавшуюся свалку и возможно нападение на себя же. Это давало несколько секунд форы.
- Ты, бесовка! – её голос ввинчивался в уши, несмотря на шум, гам, треск и звон оружия, - отпусти мою ученицу, и проваливай, пока я тебя не испепелила!

+1

5

Собеседник, так и не найдя должного отклика в лице Эмиеля Региса, спешно ретировался, обнаружив освободившееся место рядом с другим развеселым стражником. Оно и к лучшему, подумал Регис, надкусывая предпоследнюю полоску от говяжьего стейка. В которой вдруг оказалось куда больше крови, нежели во всех остальных уже поглощенных. Вампир зажмурился, замер и попытался отстраниться от происходящего вокруг. Человеческого гемоглобина хотелось как никогда. Его слух улавливал шум крови, что бежала по венам находящихся рядом, и учащенное сердцебиение всех присутствующих.
Нет.
Регис выдохнул и запил проглоченный кусок мяса настойкой. Не помогло, но определенно полегчало. Возможно, в эту самую секунду ему стоило выбраться из заведения, забраться как можно дальше от социума и привести свое состояние в порядок. Только вот... еще совсем недавно он вышел из полувековой изоляции от... кого бы то ни было. Прежде всего, конечно, от самого себя.
Раздрай. Как никогда чувствовал себя развалиной.
На глаза попался хозяин постоялого двора, задумчиво и обеспокоенно смотрящий в ту сторону, в которой несколькими минутами ранее скрылась вошедшая шестерка. Выяснения отношений местных за прибыль и налоги вампира не касались. Как, впрочем, какие бы то ни было разборки в целом — не его забота. Проглотив последнюю полоску говядины, Регис встал, зашарив ладонями по карманам камзола в поисках монет.
Застыл, прислушиваясь к сигналам своих органов чувств. Которые буквально вопили о том, что где-то рядом происходило нечто нехорошее. Совсем близко творилась магия. С плохими ли намерениями, с хорошими...
Из стоящего гомона вампир выловил возглас об убийстве и нахмурился. Возможно, стоило все-таки пойти и удостовериться, что опасность мирным жителями не грозила. Уронив монеты на стол, Эмиель ввинтился в плотно стоящую на его пути толпу, просочился сквозь разгоряченных стражей правопорядка и крадучись отправился в сторону комнат для съема. В коридоре пахло возбуждением, страхом и.. суккубой. Значит, он не ошибся. Ее присутствие, вероятно, многое объясняло. Но и многое усложняло.
С каждым шагом Регис все сильнее ощущал дрожание пространственной материи. Это логично, что он был столь восприимчив к магии — полвека, проведенные в регенерации, все же сказывались на его мировосприятии.
За несколько шагов от двери, за которой что-то происходило, Эмиель остановился, обдумывая свои дальнейшие действия. Там, внутри, судя по дотягивавшимся нитям ароматов, находилось восемь участников склоки, одна из которых и была суккубой. Была еще девятая нить, но она не располагалась в общей массе и ее факт причастности к происходящему для вампира оставался спорным моментом.

— Друзья, — вампир материализовался в самом центре комнаты, приняв наиболее из невозмутимых поз, имеющихся в его арсенале. Эффект неожиданности дал ожидаемый результат: в комнате на некоторое время воцарилась тишина. Чем, разумеется, вампир не преминул воспользоваться. — Никаких убийств. Ни посредством испепелений, ни иными не менее действенными способами. Предлагаю спорный момент урегулировать нахождением оптимального компромиссного решения.
— Ты вообще кто?
— Весьма заинтересованное лицо.
— Ты здесь никто, — незнакомец сплюнул под ноги вампиру. — И звать тебя никак. Катись к мантихорам.
— Нет.
Регис не смотрел на чуть ли ни рычащего наемника, не обращал внимания на остальных тяжело дышащих его... компаньонов. Взгляд вампира лениво перебегал с суккубы на объект ее страсти, затем на третью виновницу торжества. На последней, к слову, взгляд задержался дольше всего.
— Фонтаны крови — не самое лучше решение проблемы. Поверьте мне.
И широко улыбнулся. Правда так и не разжав губ.

Отредактировано Эмиель Регис (26.03.2020 13:40)

+1

6

- Мы могли бы это обсудить, - степенно ответила Тиссая, стряхивая с взмокшего лба упавшую прядь и задирая подбородок. Её холодные светлые глаза тоже надолго остановились на новоприбывшем; сердце забилось быстро и отчаянно, ведь никакой магии она не почувствовала. Это был не телепорт. Ни одно известное ей заклинание. Но что?
– Немного позже. Если вы желаете вмешаться, то вмешивайтесь, если нет – лучше отойдите. Флора, девочка моя! Поднимись, наконец, с постели, возьми платье и пойдем отсюда. Все эти господа плохо воспитаны.
Ситуация начинала напоминать абсурдную – с одной стороны неизвестный, очень спокойный, неестественно улыбчивый (у него что-то с губами, думала Тиссая де Врие, что-то неправильное) господин, чье появление вызвало столько вопросов, что в одной этой тесной комнатушке они не поместятся. С другой – явно раздосадованная, но пока державшая себя в руках чародейка, которая ещё даже не приступила к серьезному колдовству. Шесть разбойников. И две голых девки.
Звучит как начало анекдота, выглядит как дрянная история, из которой бы поскорее выпутаться.
Флора не шевелилась, неотрывно глядя на суккубу, суккуба щурилась и смотрела на новоприбывшего, разбойники переводили взгляд друг с друга на чародейку и потом обратно, видимо, не считая уже немолодого мужчину хоть сколько-то весомой угрозой – ну ещё бы, они же не знали, что обычные люди не умеют просто так появляться посреди комнаты.
Сама Тиссая предпочла бы исчезнуть как можно быстрее. Не от страха, а по вполне объективным причинам, ни одна из которых не говорила о том, что находиться в одном помещении с настолько непонятным противником безопасно. Шесть головорезов ещё как-то можно пережить, но такое… да ещё и эта неведома зверюшка. Что же в ней так привлекло Флору? Хвостик?
- Я бы тоже предпочла решить вопрос миром, - Тиссая опасно нахмурилась, стараясь удерживать всех участников в поле зрения, а воздух над её ладонями начал плыть, свидетельствуя о том, что у госпожи будущего проректора вызревает очередное не сулившее никому ничего хорошего заклинание. – Опустите оружие и мы с Флорой уйдем. Всё остальное меня не интересует.
- Меня интересует! – взвизгнув, вдруг подала голос молчавшая до того адептка. – Я не уйду! Я её не брошу!
- Чо? – совсем потерял нить беседы тот, который уточнял тариф десятью минутами ранее.
- Флора! – повысила голос Тиссая, - повторяю последний раз! Соберись!
Внизу что-то шумно грохнуло, загомонило; за тонкой стеной заржали лошади, будто мимо проскакал отряд драгунов, и это заставило чародейку измениться в лице. Она пересекла комнату, будто бы не замечая шестерку головорезов и решительно схватила ученицу за предплечье.
- Если у вас есть какие-то планы насчет тех, кто находится в этой комнате, милсдарь, - сощурившись, чародейка снова обратила свой взгляд на миротворца, прозрачными глазами глядя сквозь разбойников. – Побеспокойтесь о них как можно скорее.
- Чо? – повторил вопрос любитель суккуб, переводя взгляд с одного на другую, и теперь его голос звучал как-то растерянно.

Отредактировано Тиссая де Врие (04.04.2020 15:46)

+1

7

Однако же времени на переговоры, думалось, в их распоряжении не имелось совсем.
Ситуацию Регис оценил быстро: юная чародейка, имевшая наглость сбежать из Аретузы; столь же юная и очаровательная суккуба, источающая желание, похоть и обещание наслаждений; отъявленные наемники, которые совершенно точно пришли по душу второй. Если, разумеется, у этих созданий в принципе имелось то, что принято назвать душой. И, видимо, наставница девушки, пришедшая защитить свою драгоценность от пагубного влияния. Что ж, оба случая не несли в себе ничего сверхнеожиданного. Должно быть, подобное здесь происходило довольно-таки часто. Всем чародейкам и чародеям рано или поздно хотелось эмоционального и запретного. Каждый из них так или иначе задумывался о нарушении обещаний. А наемники сплошь и рядом творили свои темные делишки.
— Но я уже вмешался, — все также не размыкая губ, улыбался высший вампир. — И, Флора, советую прислушаться к словам своей мудрой наставницы. И со всей ответственностью подойти к вопросу соблюдения установленных норм и правил.
— Слышь. Твоего ценного мнения здесь никто не спрашивал.
И вновь Регис не отреагировал.
Разумеется, жертва суккубьей нежности отказывалась просто так развернуться и уйти. Связь, что устанавливалась между демоницей и жертвой, не так-то и просто разорвать — уж такова природа.
Эмиель все еще продолжал надеяться на мирный исход конфликта. Но, похоже, слишком самонадеянно.
Прежде, чем все моментом пришло в хаотичное движение, вампир успел взять под свой контроль двоих — загипнотизировав и мысленно приказав вжаться в близ расположенную к их спинам стену. Однако же не до конца просчитал ситуацию — долгая регенерация давала о себе знать. Для взятия под гипноз оставшихся наемников нужен был небольшой перерыв. А это, увы, непозволительная роскошь.
Третьим занялась сама суккуба, ударив его рогами в низ живота, неаккуратно уронив, оседлав и начав с остервенением хлестать по щекам.
Еще одного из убийц — четвертого — Эмиель сшиб плечом, повалив на пол и на несколько мгновений лишив его возможности атаковать.
По помещению разлился аромат только-только высвобожденной крови из вскрытой раны. Тихо зашипев, Регис повернулся в сторону источающего запах источника. И следом теперь уже он оказался поваленный на пол.
Слух уловил лязг, затем второй. Звук лязга был не совсем привычен. Вернее, совсем непривычен. Но из его не самой приятной позиции источник звука не просматривался. Извернувшись, вампир сбросил с себя рецидивиста и буквально-таки взлетел в куда более выигрышное вертикальное положение.
За стенами что-то грохотало, скрипело, билось. Более не слышался пьяный, расслабленный смех пришедших для отдыха в таверну. Но улавливались ненормативная ругань, обрывки приказов, стальной звон.
Двое, ранее отведенные в сторону гипнозом, сбрасывали оцепенение и пытались сориентироваться в пространстве. Один из них бросился стаскивать суккубу с товарища, второй присоединился к партнерам, напирающим на чародеек.
У которых, к слову, в ладонях расположились наручники, а на злых лицах — ухмылки.
Двимеритовые наручники. Наисквернейшие ухмылки.

Отредактировано Эмиель Регис (26.03.2020 20:21)

+1

8

Едва слышный, мерзкий звон двимерита в этой какофонии казался совсем уж чуждой нотой: Тиссая нахмурилась, пытаясь сообразить, откуда у обычной, в общем-то, швали взялся дорогущий, дефицитный, очень специфический материал. Видать, не такая уж обычная была шваль – с такими вещами хаживали только тогда, когда шли по душу ведьмы или колдуна, притом для этого ещё нужно было знать, что такое двимерит и как он действует на чародея. Против других рас, насколько знал архимагистр Тиссая де Врие, двимерит действовал тем же образом – всего-навсего блокировал все магические способности, что было очень неприятно для мага, но совершенно бесполезно для, скажем, оборотня. Если речь шла о проклятье. Специалистом по всему остальному, включая редкие расы, Тиссая не была.
Видимо, не всё тут было так просто; костяшки на по-прежнему сжатой руке чародейки побелели, черты лица в напряжении заострились, она невольно отступила, уволакивая за собой адептку, и тут же ощутила лопатками хлипкую стену. Лучшим вариантом был бы телепорт, уже неважно куда – лишь бы подальше от двимерита, но он же выступал фактором, который планы об этом телепорте уничтожал на корню. За стеной снова заржали лошади, что-то грозно грохнуло с треском, снова послышались сердитые голоса: чуть повернув голову, но не выпуская противников из поля зрения, Тиссая на одно мгновение прислушалась.
«Именем королевы!», гаркнул голос.
Так она и думала.
Тиссая глубоко втянула в легкие воздух и попыталась сосредоточиться: тонкие телепатические воздействия обычно требовали времени и вдохновения, но, с другой стороны, и речи тут не шло о чём-то тонком. С двумя противниками она совладать не могла, но, в конце концов, была не просто архимагистром, но ещё и преподавателем с многолетним стажем.
- Эй! – один их ухмылявшихся вдруг остановился и пнул товарища кулаком в плечо, - ты что, колдовал?
- Отвали! – рыкнул тот, быстро преодолевая дистанцию до адептки и норовя если не схватить её за руку, то хотя бы прикоснуться к ней зловещим металлом. Учёный был, видать, знал, как такие вещи работают.
Но второму мысль о предательстве товарища, видимо, очень легла на душу, так что он не отстал, и возникла небольшая потасовка: несколько секунд, пока они будут выяснять отношения, у Тиссаи были.
- Помогите мне и я помогу вам! – резко выпалила она, обращаясь к самому странному участнику событий. Адептку она невольно пыталась задвинуть за спину, но места было маловато даже для того, чтоб развернуться. – Отнимите у них эти предметы!

+1

9

Эмиель был наслышан о двимерите и о его воздействии на чародеев. Тот еще паскудный минерал. И его, вампира, еще не до конца восстановившееся состояние на фоне происходящего безумия пребывало в крайне невыигрышном положении.
Суккуба отчаянно извивалась, нанося удары по двум обидчикам разом, за что ей следовало отдать должное. И все-таки приятных мер оказывалось недостаточно. Прямо-таки преступно мало.
Возможно, ему следовало разозлиться. Как следует разозлиться. Человеческий гемоглобин вызвал бы невероятный прилив сил и энергии, несомненно. Но, primo, Регис все еще не хотел нарушать обещание, данное самому себе буквально пару месяцев назад. Вернее, данное обещание он сформулировал еще тогда, когда оказался под толстым слоем земли, разрубленный и щедро политый святой водой. Сознание тогда возвращалась к нему крайне лениво, неохотно и медленно, но даже со смазанным восприятием понимал, что избранный прежде кровавый путь — путь вникуда.
Secundo, Регис не был уверен, что подобное зрелище готовы узреть адептка со своей наставницей. И, tertio, банально не хотел смертей. Ни представителей добра, ни представителей зла, ни тех, кто предпочитал держаться нейтральных границ.
Впрочем, он выбрал несколько неверные место, время и обстоятельства для рассуждений и философствований на тему морали. Времени, в общем-то, в принципе не представлено на какие бы то ни было рассуждения в целом. Действовать следовало как можно оперативнее.
В конце концов, иногда приходилось выбирать меньшее зло.
Эмиель чувствовал легкие колебания воздуха — не те, что возникали от проникающего в помещение сквозняка, а те, что творились вместе с магией. Вампир мысленно выругался: возможно, он несколько неправильно оценил происходящее — могло статься, что шестеро явились вовсе не за суккубой. И двимерит это, безусловно, подтверждал. И если эта теория в действительности верная, тогда кто являл собой истинный объект охоты: юная, только-только начинающая свой жизненный путь адептка или уже опытная чародейка? Вопрос, к слову, оказался не из простых.
А еще этот ее приказной тон. Нет, определенно не просьба — приказ! Регис решил не гадать.
Аромат чужой крови будоражил. Вампир встряхнулся и оценил свои возможности.
И разозлился. Но иначе.
В самом начале последующего действа Регис уловил громкий удар сердца Флоры. Будь в комнате ведьмак или представитель иной расы, для которой свойственна сверхчеловеческая скорость, этот кто-то наверняка бы смог заметить передвижения высшего вампира.
Не прошло и первой половины времени между последовательными ударами сердца юной Флоры, как пятеро из шести наемников были разом оттиснуты в угол и связаны между собой разорванными на полоски простынями. Суккуба недоуменно заозиралась, лишившись вдруг живой опоры меж своих очаровательных бедер. Юная адептка, тихонько вскрикнув, оказалась за спиной вампира в противоположной от убийц стороне.
Прошла вторая половина времени между последовательными ударами сердца юной чародейки. Послышался грохот наручников о деревянный пол. Одних из. И, наконец, раздался второй удар ее сердца.
Следом — лязг. Вторых наручников. Правая рука чародейки — той, что явилась на карнавал предпоследней — угодила в двимеритовый плен.
Нападавший, что каким-то совершенно необъяснимым образом увернулся от цепких рук вампира, продолжал наисквернейше ухмыляться.

Отредактировано Эмиель Регис (28.03.2020 15:16)

+1

10

Слова, которые произнесла старшая чародейка, сложно было назвать приличными – если ты, конечно, являешься знатоком Старшей Речи и учил древнейшие её диалекты. Следом её изломало в спазме, постыдно и жалко вывернуло прямо на нападавшего: ну а что поделать, чем больше ты чародей, тем сложнее тебе справиться с тем, что суть твоя, дыхание твоё, воздух твой, который ты сплетаешь в тонкие и изящные сети заклинаний, вдруг исчез, и нужно как-то возвращаться в то жалкое состояние, которое каждая из них забывала, отрицала, отталкивала от себя – состояние, когда они ещё не были чародейками.
- …будь ты проклят! – мигом охрипнув, выплюнула чародейка, опаляя нападавшего взглядом – но приёмы, срабатывающие против коллег и королей, такому мусору, судя по всему, были нипочём.
- У меня есть черепаший камень, - как ни в чём не бывало, тот хмыкнул, норовя затащить в плен двимерита и вторую руку волшебницы. Та сопротивлялась, но, слишком полагавшаяся на собственные заклинания, теперь сама себе казалась обессилевшей, безоружной; Флора снова тихонько взвизгнула и вцепилась в плечо своего защитника.
Шум за стеной усиливался, донёсся треск.
- Бегите, – вдруг произнесла Тиссая неожиданно спокойным, сухим и холодным голосом. – Бегите, глупцы. Начинается. Сейчас каждый сам за себя. Отпустите меня, пока не поздно – иначе, клянусь, ЭТО перемелет вас, и никто даже не заметит.
- Я… чувствую, - вдруг подала голос Флора, от переживаний осипнув, - огонь внизу. Может…?
- Только не сейчас, - Тиссая покачала головой и тут же получила оплеуху от наемника:
- Молчать! – приказал он, вздергивая её в воздух за волосы, - давай, шагай!

Отредактировано Тиссая де Врие (04.04.2020 15:46)

+1

11

Обстановка была накалена до предела, в пространстве вокруг образовалась взвесь из страха, отчаяния и ярости. Позади Эмиеля тяжело дышала юная чародейка. Суккуба шипела, смотря на связанных врагов и отползая назад. Оказавшись рядом с адепткой, она тут же выпрямилась и заключила в объятия Фиону. Мысли о том — а не это ли самая настоящая любовь? — Регис отринул, не время и не место для них. Оставалась плененная чародейка и оказавшийся не таким уж и простым лиходей.
Огонь, разраставшийся совсем рядом, чувствовал и Регис. А еще ощущал аромат подпаленного мяса, улавливал крики ужаса и прорывавшиеся сквозь них отчетливые приказания. Похоже было на восстание или бунт, но вампир совершенно не был в курсе политической обстановки ни в Темерии, ни в каком-либо еще королевстве Севера. В последнее время ему было совершенно не до интриг и внешних изменчивых ветров перемен. Впрочем, не жалел о своей неосведомленности. В конце концов, он мог ошибаться, и, быть может, горела таверна лишь потому, что ее хозяин кому-то перешел дорогу.
Собственно, интересующую информацию он получит, как только выберется из этой самой комнаты со всеми, кого он желал спасти. Все же он находился в довольно-таки выгодном положении. На принятие последующего решения понадобилось лишь мгновение. Вампир пригнулся, напружинился и прыгнул, в один стремительный прыжок преодолев расстояние между собой и неприятелем. В полете удлинил клыки — невольно, когти — намеренно. Обхватил ухмыляющегося врага, когти одной ладони оказались аккурат поверх arteria carotis interna, когти же второй ладони остановились напротив plexus coeliacus.
Поднеся губы к уху врага так, чтобы тот в полной мере ощутил остроту клыков высшего вампира, Регис прошептал:
— Мне ничего не стоит вывернуть твое поганое нутро наружу.
В действительности ничего подобного делать ему не хотелось. Но если обстоятельства обяжут, то вампир им не воспротивится.
Зажатый в тиски враг выпустил из ладоней двимеритовые наручники и локоны наставницы Фионы, и медленно поднял руки вверх. Регис решил, что это скорее блеф и нарочитая податливость, нежели отступление под страхом оказаться с выпущенными кишками.
Эмиель поймал взгляд старшей чародейки.
— Уходите, — прошептал одними губами.

Отредактировано Эмиель Регис (02.04.2020 14:04)

+1

12

- И как вы себе это представляете? – сухо осведомилась Тиссая (вот вправду говорят, что чародейкам ни дай – им всё мало). – Снизу нас уже отрезал огонь, а я в двимерите безоружна, будто мышь. Если сейчас этот многоуважаемый педераст не отдаст ключи, мы все погибнем. Флора, цветочек мой, ты очнулась?
Ласковое обращение в устах госпожи чародейки звучало настолько холодно и угрожающе, что вполне могло конкурировать с волшебством суккубы; сама же остророгая виновница торжества, судя по всему, ещё не вполне понимала, к чему идёт, и потому колебалась с принятием решений, но уже поглядывала в сторону прикрытых ставней.
Сама госпожа чародейка внутренне содрогнулась, стоило ей увидеть трансформации нежданного помощника. Но виду, разумеется, не подала. Такого она прежде воочию не наблюдала, и природа подобных превращений… была ей незнакома, но, скажем, у нё были догадки. И, немного, желание это всё изучить, возможно с использованием скальпеля и секционного стола. Тиссая же считала, что, какими бы длинными когтями не обладал союзник, пока он остается союзником - размер не главное. И собиралась сейчас пользоваться всеми открывающимися возможностями.
- Я бы, кстати, подумала, дорогуша, о том, как ваш наниматель собирался вас со мной отсюда вытаскивать, - заметила она, требовательно подставляя вытянутые кисти замками вверх. Но смотрела не на них, и даже не на руки своего пленителя, а на его лицо, очень внимательно – что выкинет на этот раз, к чему готов? Она бы вытащила ключи силой, но была не уверена в реакции союзника, да и в своей живучести, если ей в легкое, к примеру, прилетит лезвие или заточка. Или те же когти, по небрежности.

Отредактировано Тиссая де Врие (03.04.2020 14:40)

+1

13

Враг упрямо хранил молчание.
Пульсирующая венка мужчины в самой непосредственной близости от вампирьих губ неимоверно путала мысли Эмиеля. Стоило спуститься всего на несколько дюймов вниз и он бы занял наивыгоднейшую позицию для прокусывания шеи своей жертвы. После регенерации вампирья сущность буквально-таки требовала подпитки, легкой силы и наслаждений. Даже при условии не самого качественного гемоглобина. Сопротивляться внутреннему зову в действительности не просто. Пришлось думать о чем-то ином, нежели о пульсирующей жилке рядом. К слову, о пульсации. Враг был слишком спокоен. Нет, конечно, ритм его сердца ускорился, когда он ощутил у своего чревного сплетения острые когти, но и не настолько, чтобы всерьез всполошиться от испытываемого ужаса. Либо враг был натаскан на спокойствие в самых неприятных ситуациях, либо имел при себе еще один козырь. Сходу решить подобную дилемму не выходило.
— Портал? — выдохнул. И повел головой в сторону юной чародейки.
Регис в точности не знал, на каком курсе обучали искусству создания порталов и обучали ли вообще. С магами прежде если и доводилось пересекаться Эмиелю, то не за разговорами о магических науках, к сожалению. Хотя, конечно, было любопытно.
С другой стороны, даже если юная адептка и умела создавать порталы, сможет ли она в стрессовой ситуации не ошибиться и не расщепить тех, кто вознамерится принять помощь ее магии. И это тоже скользкий момент.
Значит, на быстрый отход рассчитывать не приходилось.
Какие еще варианты у них имелись? Каких-то откровенно простых с минимальными потерями — не находилось.
Краем глаза Регис уловил дым, просачивающийся в дверные щели.
— Эй!
Вампир перевел взгляд на привлекшую к себе внимание суккубу. Регис проследил за направлением ее взгляда — бестия, не мигая, смотрела в сторону связанных неприятелей. Которые активно шевелились и уже начинали выпутываться из тканевого пленения. Простыни, конечно, оставляли желать лучшего, веревки из них выходили тоже не самые прочные.
Вампир чертыхнулся и встряхнул пойманную жертву. Следом все также не ослабляя своего хвата, развернул врага лицом к себе.
— Смотри мне в глаза.
Как же давно он не пользовался этой своей способностью...
— Ключ — мне в руки.
Впрочем, другой своей способностью он тоже пользовался не сказать, чтобы часто.
Глянув на поднимающихся и снимающих с себя кляпы недругов, приказал:
— Все вы — спать.
Повалились, словно бы растеряв свою упругость и утратив пассивную часть своего опорно-двигательного аппарата. С ними — ключ от наручников. Регис толкнул предводителя в сторону спящих сладким снов подчиненных.
— Разбудить через три минуты семью хлопками ладоней. Позже — допустимо, раньше — неэффективно.
Регис поднял с пола ключ и за прыжок оказался рядом со старшей чародейкой.
— Так что насчет портала?

Отредактировано Эмиель Регис (03.04.2020 17:31)

+1

14

- Будет вам портал, - Тиссая хмуро выдохнула. У них было очень, очень мало времени – дышать уже становилось нечем, а за дверью потрескивало и начинало чадить. Кислородное голодание никогда не шло на пользу колдовству – тут бы не потерять сознание, какие уж тонкие вмешательства?
Подставив ладони, в этот раз – по-настоящему, она несколько секунд с замиранием сердца внимательно следила за судьбой ключа, тем, как он неловко, неповоротливо входил в скважину, каким неприятным пульсирующим чувством отдается каждое шевеление двимерита по коже. Как бороздки ключа скрежещут по неподходящим для себя поверхностям, застревая, подклинивая.
Это был не тот ключ.
Тиссая снова интеллигентно помянула древних предков эльфийских королей, их матерей и всех, с кем они состояли в противоестественных отношениях и поджала губу до белизны. Принимать решение требовалось незамедлительно.
- Флора! – приказала она опасливо приблизившейся адептке. – Местное обезболивание, стадия два. Неполное отключение рецепторов.
Студентка, до предела перепуганная, всё же была хорошо вышколена, и потому необходимые манипуляции воспроизвела с математической точностью, отчего по предплечьям Тиссаи пробежала волна неприятных мурашек. Чародейка глубоко вздохнула, понимая, что от ощущений это её совсем не избавит.
И резким движением выломала себе большие пальцы из суставов – сначала правый, потом левый.
- Идём! – на тонкие манипуляции не хватало ни времени, ни самообладания, не говоря уж о координации: практически сразу же её начала бить крупная дрожь, особенно становившаяся заметной на кончиках пальцев.
Подрагивающее овальное окно трепетало нечёткими контурами, силилось исчезнуть, избавить мир от своего присутствия – сил на что-то более стабильное ей не хватало. С местом, в которое портал выходил, тоже не очень повезло – но, во всяком случае, относительно целой оказалась даже рогатая, которую Флора утащила за собой. Тиссая охнула и прижала пульсирующие ладони к вискам: слишком уж много людей прошло сквозь пространство с помощью столь торопливого заклинания.
Они очутились где-то неподалеку от злачного места, домах в трёх, в узкой щели между строениями по щиколотки в помоях, но пока что оставались незамеченными – а снаружи, там, на улице, топотало, улюлюкало, мелькали огни.
Тиссая два удара сердца размышляла, потом осипшим голосом произнесла, указывая в противоположную сторону:
- Давайте выбираться. Туда, огородами.
И пошла первой, осторожно прижав покалеченные кисти к груди.

+1

15

Эмиель, находясь в нескольких метрах от пылающего огня, чувствовал себя довольно комфортно, чего нельзя было сказать о спутниках. Вернее, об очаровательных и отчаянных спутницах. Но если огонь все еще был где-то за спасительными стенами, то дым — уже вовсю проникал внутрь и заявлял свои права. Следовало торопиться.
— Курва.
Регис отшвырнул ключ в сторону — в ту, где гаденько ухмыляясь буравил взглядом высшего вампира предводитель наемников. Стало быть, он не намеревался снимать наручники до тех пор, пока вместе с жертвой не прибыл бы в некий определенный пункт назначения. В котором, к слову, соответствующий ключ не факт, что отыскался бы. Догадка лишь еще больше запутывала понимание происходящего.
Впрочем, Регис мысленно себя одернул, для анализа ситуации время выбрано крайне неподходящее.
— Стой...
Не договорил, как-то совершенно отстранено наблюдая за резким, уверенным, почти профессиональным выламыванием суставов пальцев. С удивлением глянул на чародейку, заломив вверх аж обе брови разом. Однако поразила. Вернее, сразила наповал. От комментариев решил воздержаться.
К тому же, совсем рядом начал разрастаться неровный зев портала. Эмиель отвел взгляд — к магии чародеев испытывал научный интерес, но познавать на себе ее действие не любил. Даже если это всего лишь секундный проход сквозь портал. Но выбора у него все равно не имелось. Конечно, он мог бы позволить им уйти, а сам бы выбрался наружу традиционным способом — лижущие языки пламени высшему вампиру не страшны. Но оставить спутниц без своего присмотра он не мог. Как знать, быть может, по спутанным улицам Горс Велена бродит еще одна такая же компания с аналогичным заданием? Вопросы без ответов Эмиель не любил. Даже если эти вопросы не касались его напрямую.
Через портал прошел последним, пропуская дам вперед и контролируя остающихся позади наемников. Кто-либо из них наверняка бы мог предпринять попытку атаковать в спину. Но нет, следом не последовали.
Эмиель в два шага догнал старшую чародейку и легко тронул ее за плечо, останавливая и привлекая к себе ее внимание.
— Мы в относительной безопасности, — мельком оглянулся, оценивая окружающую обстановку. — У нас есть минутка и одна насущная проблема.
Вампир стянул с себя чудом неповрежденную торбу, запустил внутрь руку и потянулся ко дну. Через мгновение выудил темно-зеленую фигурную склянку с мутной тягучей субстанцией.
— Обезболивающее и жаропонижающее в одном флаконе. Вступить с конфликт в магической составляющей чародея по мои расчетам не должно. Лекарство изготовлено исключительно на полезных травах. И...
Выдержал паузу, ловя взгляд чародейки.
— И имею некоторые познания в хирургии. Нам нужно иммобилизировать ваши руки. Во избежание дальнейших уже ненамеренных травм.

Отредактировано Эмиель Регис (08.04.2020 19:05)

+1

16

Тиссая с сомнением посмотрела сначала на флакон, после – на его обладателя, подумала несколько секунд – в нынешних обстоятельствах и это могло считаться длительными раздумьями, потом ответила:
- Не здесь. Если вы вправду обладаете познаниями в хирургии, то знаете, что пациенты склонны… кричать. Флора, золотко мое, ты бегаешь из школы не первый раз. Есть ли здесь какое-то место, которое начнут захватывать в последнюю очередь?
- Захватывать? – у адептки, и без того бледной, как мел, мелко задрожали губы. – Началась война?
- Нечто хуже, - сухо бросила Тиссая, не собираясь вдаваться в объяснения, и принялась думать.
Зато суккуба, успевшая схватить чей-то рушник и подвязать им бедра – про неё, если честно, чародейка успела позабыть, несмотря на то, что та была главной виновницей торжества – вдруг подала голос:
- Тут есть заброшенная водная мельница, - сказала она, и быстро пояснила: - река обмелела, а лопасти забились мусором. Она теперь никого не интересует. Я проведу.
Тиссая уже устала ломать голову над мотивациями персонажей, которых сегодня встречала, и понимала только то – чудовища, сопровождавшие её в портале, пока что и сами выглядели встревоженными и ничего не понимающими, к тому же, на неё саму планов, вроде как, никаких не имели. Остальное вторично.
- Ведите. Только без фокусов, - устало распорядилась чародейка.

Путь вышел неожиданно долгим: Горс Велен за последние годы разросся, из городишки превратившись в настоящий город, широкие улицы не обеспечивали безопасности, а дома жались друг к другу настолько тесно, что иногда между ними почти не оставалось прохода. Заклинание постепенно истаивало, и Тиссая начинала чувствовать неприятное покалывание, предвестник грядущей боли, в кистях. Суккуба, царапая рожками стены, протискивалась первой, изредка поглядывая на Флору, и в этих взглядах Тиссае чудилось что-то, выходящее за рамки… гастрономического интереса.
Время от времени они, спрятавшись в закатные тени, видели, как люди без знаков отличия отдают отрывистые команды: поджечь, убить, заколотить, взять точку; политическая игра шла по своему сценарию, но как это было сейчас некстати!
Мельница темнела на фоне заливающегося синевой неба, и до неё оставалось каких-то двести ярдов по открытому, изъеденному весенней грязью лугу, когда путь беглецам преградила четверка с факелами, в свете которых поблескивало обнаженное оружие.
Тиссая чувствовала себя очень, очень уставшей.
- Мельницу сожгли, - произнесла она, прижав агонизирующие ладони к вискам. – Тут нечего делать. Вы никого не видели.
Вся четверка, вдруг опустив мечи, нескладно кивнула и метнулась к городским стенам; из носа чародейки щедро хлынула кровь, и та покачнулась. Флора ойкнула и подхватила наставницу, и её лицо вдруг стало упрямым и злым.
- Идёмте, - произнесла она. – Скорее!

+1

17

Не здесь — так не здесь. Эмиель едва уловимо пожал плечами. С одной стороны, чародейка права — не самое лучше место для оказания хирургической помощи. С другой, она совершенно не производила впечатление, что может кричать... от боли. В особенности после того, как самостоятельно выломала себе суставы. Но вступать в полемику, разумеется, не стал. Не то время и не те обстоятельства. Впрочем, он повторялся.
— Как пожелаете, — отозвался Регис, дернув уголками губ и ничуть не обидевшись. Спрятав ранее извлеченный флакончик с обезболивающим в карман камзола, вампир последовал за дамами — как и прежде последним, закрывающим звеном. Вампирье чутье подсказывало, что особой опасности на ближайшей территории не присутствовало. Но в данном случае этому самому чутью Регис доверять не стал — оно было справедливо для высшего вампира, для которого очень многое из людских орудий просто-напросто не могло навредить, чего нельзя утверждать о его спутницах. А это, собственно, надо учитывать.
Всю дорогу, пока их столь разношерстная компания двигалась к некоей заброшенной водной мельнице, вампир думал о словах чародейки. И точно также, как и юная волшебница, задавался вопросом о некоем захватывании. Война? Восстание? Бунт? Возможно, то было самое время жалеть о своей аполитичности, но нет, Регис не жалел. Хотя, разумеется, признавал, что быть информативно подкованным было бы весьма кстати. Впрочем, его оправдывал тот факт, что в данном портовом городке он задерживаться не планировал и если бы не инцидент, в который он решил вмешаться, вампир уже бы находился на пути в иное место.
О желание задержаться в Горс Велене, впрочем, тоже не жалел. Осторожно ступающая впереди компания приятна и очаровательна. Во всех смыслах.

До мельницы не дошли. На полномасштабную войну происходящее все еще похоже не было, но на восстание или бунт — вполне. Регис хотел было задать резонный вопрос встретившейся на пути четверке с факелами — что, собственно, происходило вокруг и с какой стати — но не стал, осознав потенциальную бесполезность сотрясения воздуха словами перед теми, кто подвергся магической ментальной атаке, пусть и щадящей форме.
Очень даже зря с утра, шатаясь на улочке, до отказа заполненной торговыми лавками и заведениями общественного питания, проигнорировал зазывания купить подробную карту города.
— Флора, погоди, — в мгновение оказался рядом с младшей чародейкой, потянув руки к старшей. — Позволь мне...
Приобняв за талию наставницу адептки, Регис легко подхватил ее под колени и выпрямился.
— Идемте, — подтвердил.
Взгляд зацепился за тлеющую мельницу.
— Река обмелела в этом ответвлении, — медленно проговорил. — Но я чувствую открытый водоем. И близкое расположение паромов. Мы можем, хм, реквестировать одно из плавучих средств.

Отредактировано Эмиель Регис (10.04.2020 21:27)

+1

18

- Чувствуете? – чародейка сделала мысленную пометку об ещё одной возможности этого существа, ничуть не бывшего магом, а ведь только они обычно ощущали водоёмы, не видя, и то, только тогда, когда в них находился источник водной Силы.
Поднял он её на руки, судя по всему, совсем без усилий – Тиссая не могла похвастаться тяжелой костью и выразительными формами, однако это всё же были сто с малым фунтов, а такой вес обычного мужчину заставлял хотя бы напрячь пальцы.

Дальше на пути, к счастью, им никто не встретился.
Суккуба взялась разведывать обстановку – низко пригибаясь за кустарником, она сходила вниз по течению, вернулась и доложила, что паромщики куда-то сбежали. И не то чтоб их в этом можно было винить. Как управляться со всеми этими тросами, кабелями и рычагами, ни одна из чародеек не знала, но рогатая и тут проявила удивительно крепкую как для нечеловека смекалку, и приняла на себя командование – сгруженная на грубо сколоченный помост, выполнявший роль палубы, Тиссая могла исполнять роль разве что беспристрастного наблюдателя, мимоходом пытаясь оттереть подсыхающую кровь с лица.
Заскрипели снасти, плеснула вода – маленький, замызганный паром тяжело тронулся, норовя зачерпнуть зловонную жижу  бортом, но упрямо держался на поверхности, унося вынужденных попутчиков всё дальше от Горс Велена, в котором разгорались исторические события.
Это был тот момент, когда участие в них было Тиссае де Врие не по душе.
Наставница некоторое время зорко наблюдала за тем, как двигается, дышит и разговаривает Флора, и, не заметив в ней никакого постороннего влияния, немного успокоилась. Нет, адептка по-прежнему глядела на рогатую влюбленными глазами – но, постойте, кто бы не влюбился, увидев эти совершенные формы? Молодость - самое время для страстных приключений, падений и взлетов, и хорошо бы, чтоб некоторые уже успевшие пройти стадию горячности персонажи умели удержать себя в узде, руководствуясь холодным разумом и трезвым рассудком. Если бы было так, то переворот…
Впрочем, не сегодня.
Нос ткнулся в островную отмель, надежно скрытую от города зарослями, и все, даже не сговариваясь, поспешили покинуть не вызывающее особого доверия суденышко, несмотря на то, что основную свою цель – то есть переправить пассажиров с одного берега на другой – оно так и не выполнило. Островок был небольшим, но заросшим, и, если госпожа фортуна не подсунет им еще пару сюрпризов, на нём должно быть достаточно спокойно.
Тиссая в этот раз шла замыкающей, поднявшись последней с некоторым трудом, но уже немного отойдя от магического потрясения – и торопливо черпая разлитую вокруг вместе с струями воды Силу, во избежание дальнейших неприятностей. Трап не бросали, просто по одному спрыгивали на песок – неловко, кто как умел; суккуба аккуратно придержала сначала Флору, а потом, зачем-то, и её наставницу.
Глаза у нее были темные, непроницаемые, и чародейка не смогла прочесть в них ровным счетом ничего.
- Вон там виднеется нечто вроде заброшенной сторожки, – указала она, видимо, видя в сумерках лучше, чем люди. – Крыша ещё не обвалилась.

+1


Вы здесь » Ведьмак: Исток зла » Дорога без возврата » 7 марта 1157 • Вечная призрачная встречная