Дорогие наши игроки, мы сообщаем вам о том, что форум останавливает активную рекламу и прием новых игроков. Мы закрываемся, но увас остается возможность завершить все свои игры, задумки. Приносим извинения за сложившуюся ситуацию... Вдохновения вам и удачи!

Ведьмак: Исток зла

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Исток зла » Меч Предназначения » 25 января 1276 • Если не хочешь терять, защищай до самого конца!


25 января 1276 • Если не хочешь терять, защищай до самого конца!

Сообщений 1 страница 12 из 12

1


Если не хочешь терять, защищай до самого конца!
http://forumuploads.ru/uploads/001a/aa/d5/6/t82866.jpg http://forumuploads.ru/uploads/001a/aa/d5/6/t35459.jpg

Счастлив тот, кто умело берет под свою защиту то, что любит.
http://forumuploads.ru/uploads/001a/a5/da/3/35438.png

Действующие лица
и очередность постов:

Виллентретенмерт, Трисс, Лютик,
Йеннифэр, Предназначение

25 января 1276
Место действия:
Туссент, Корво Бьянко


Когда дети, пусть и чужие, трогают твое сердце в самые глубины и у тебя появляется непреодалимое желание помочь им, ты делаешь все, что в твоих силах ради сохранения их жизни. Виллентретенмерт, он же известный, как Борх Три Галки, просит помощи у Йеннифэр, не сыскав в имении Корво Бьянко Геральта. Лютик, который как и Трисс прямиком из Ковира, оказавшись в гостях у Ведьмака и Чародейки, решает отправится в новое путешествие о котором пишет искрометную балладу. А Трисс просто не желает оставаться не у дела, когда её друзья подвергаются риску.
Смогут ли друзья помочь золотому дракону в его деле? 

+1

2

Более половины тысячелетия назад Виллентретенмерт дал себе обещание появляться в родных землях хотя бы раз в пару лет. В наступившем году от традиции отказываться не собирался, как и, собственно, откладывать возвращение домой. Путь был неблизким, но для дракона, находящегося в своей воздушной стихии, в общем-то, длительные путешествия были привычны и желанны. Конечно, приходилось снижаться, чтобы подкрепиться, отдохнуть и набраться новостей, но подолгу дракон предпочитал не останавливаться. К тому же, с ним были его верные спутницы — две зерриканки, которые тоже были бы не прочь навестить своих родных. И Вилле нес ответственность за их состояние при перелете.
В Зеррикании Виллентретенмерт не задержался и улетел к Огненным горам, оставив своих спутниц с их близкими. На обратном пути, конечно же, подхватит. А пока Вилле решил наслаждаться всеми приятностями, что были ему доступны на той земле, где он появился на свет и провел большую часть своей юности.
Из удовольствий имелись, во-первых, горячие, прямо-таки огненные источники, обладающие какой-то своей магической силой. По крайней мере, дракон после многочасовой лености в них чувствовал себя куда посвежевшим, одухотворенным и отчасти помолодевшим. Много где побывал, много где приходилось погружаться в воды, но именно эти источники буквально вдыхали в дракона жизнь. Во-вторых, конечно, это пребывание среди представителей своей расы. Люди, ровно как и остальные разумные расы, были интересны, безусловно. Но только среди сородичей дракон чувствовал себя по-настоящему в безопасности. И, в-третьих, молодняк. Было что-то такое упоительно прекрасное в том, чтобы наблюдать за только-только осознавшими себя драконятами, резвящимися, свободными и еще ничем не обремененными. В конце концов, популяция драконов не погибала, наоборот, множилась, что не могло не радовать Виллентретенмерта.
Жаль, конечно, что в этот раз ему не удалось пересечься с его дорогой Саэсентессис. Но она пошла своей дорогой и Борх уважал ее решение. Зато удалось увидеться с Миргтабракке.

~
— Виллентретенмерт! — у входа в пещеру послышался испуганный, срывающийся женский голос. — Ты здесь?
— Да, тише.
Виллентретенмерт аккуратно выбрался из-под утомленных объятий Миргтабракке, одел штаны и, поежившись, вышел из временного укрытия.
— Что случилось?
По щекам женщины скатывались крупные слезы, в глазах стоял ужас, но губы были упрямо поджаты.
— Они пропали.
— Кто?
— Валли, Талли и Милли. Мои крошки.
— Погоди. Не паникуй. Быть может, отправились погулять под луной?
— Нет! Они бы не ушли молча.
— Но...
— В их комнате пахло озоном. И.. вот.
Женщина протянула раскрытую ладонь, в середине которой лежали бесформенные кусочки нефрита.
— Ты понимаешь?
— Понимаю.

~
— Геральт! Геральт, открывай! — золотой дракон барабанил кулаком по двери ведьмачьего особняка в Корво Бьянко. — Геральт! Ты нужен.
— Мясник! — Тэя бесцеремонно заглянула в приоткрытое окно.
— Ведьмак! — Вэя пошла в обход, оглядывая территорию при имении.

Отредактировано Виллентретенмерт (24.03.2020 21:46)

+4

3

[indent] Трисс устала от холода, постоянного ветра и дождей, устала от обязанностей Королевской советницы, ей не хватало её друзей, её семьи с которыми было пройдено столько разных дорог. С Йеннифэр Трисс продолжала переписываться, а иногда доходило даже до связи по мегаскопу, только все это совсем не то, что личная встреча лицом к лицу, когда можно обнять дорогую подругу, услышать усмешку в ее голосе и почувствовать приятный аромат парфюмерии. Потому Меригольд решает устроить себе отпуск в солнечном Туссенте, заранее предупредив подругу о своем визите.
[indent] Признаться честно, за столько сет, что Трисс провела в Ковире, она успела охладеть к былым чувствам и наконец-то вздохнуть полной грудью. Потому теперь Чародейка ехала исключительно из дружеской тоски. Когда она прибыла в Корво Бьянко, оказалось, что Геральта нет. Рыжую встретила дорогая подруга Йеннифэр и как же Трисс была счастлива видеть её в добром здравии и в хорошем расположении духа.
[indent] Можно было подумать, что Йенн всегда не в духе, но это было совсем не так. Тот кто так считал, просто никогда не видел эту вороноволосую женщину в гневе.  А Трисс видела и черт бы её уберег от этого зрелища.
[indent] Гостевая комната была довольно простой, но стоило Трисс немного разложить свои вещи, та сразу приобрела новые краски. Было тепло. Эмоционально. А физически...Можно было снять перчатки и это радовало чародейку, согревало ее. Отпуск определенно должен был быть приятным, а после того, как в Корво Бьянко появился еще и Лютик, веселее стало вдвойне.

[indent] * * *

[indent] Трисс резко открыла глаза, услышав какой - то стук. Поднявшись с кровати она подошла к окну, в сумраке пытаясь разглядеть хоть что нибудь. Было темно, хоть глаз коли, но бой не прекращался. Выйдя за дверь комнаты, Трисс спустилась на первый этаж имения.
[indent] — Что там такое?

+3

4

Лютик испытывал в отношениях с прелестной княгиней очередной кризис. Это было именно тот тип кризиса, который трубадур испытывал с любой женщиной, с которой у них возникло обоюдное желание проводить друг с другом больше нескольких ночей. Княгиня стреилась облагородить бродяжью натуру Лютика и вновь ввести в его жизнь и обиход полное имя Юлиан Альфред Панцкрац де Леттенхоф. Как Анарьетта беспардонно заметила однажды за ужином, негоже княгине идти под руку с каким-то Лютиком, путь это и всемирно известный артист, музыкант и хроникёр. Лютик - это про мартопляса, бродячего жака или трактирного певца. Князем, если на то пошло, мог быть только де Леттенхоф, но никак не князь Лютик.
Предполагаемый князь де Леттенхоф пребывал в ужасе от такой бесцеремонности. Справедливости ради, накануне у них уже случилось разногласие, но подобное заявление заставило трубадура оторопеть и в спешности покинуть княжеский дворец.
Посреди ночи, замерзший и так толком не ужинавший, Лютик добрался до Корво Бьянко. Однако, ведьмака не оказалось дома, хотя они пили пиво всего несколько дней назад на базаре в Сан-Себастьяне.
На пороге имения его встретил чинный Варнава-Базиль, а внутри, в тепле и сытости, дрожащего трубадура с лютней наперевес совершенно неожиданно для него приветствовала Трисс Меригольд.
Живая и активная натура барда, получив возможность беззаботно болтать и сыто поесть, довольно быстро выбросила из головы неприятный осадок от размолвки с княгиней. Разошлись они с чародейкой по своим комнатам лишь перед самым рассветом. Как оказалось, ненадолго.

***

Лютик храбро вышел наперед. В одной руке он держал массивный канделябр, а в другой - меч, который добыл со стенда на стене. За спиной трубадура величественно возвышался он сам, опирающийся на затейливую рукоять гигантского фламберга. Нарисованный мэтр Лютик триумфально стоял на заколотой им виверне. Настоящий Лютик, заспанный и встревоженный, ещё раз оглянулся на картину, придавая себе храбрости.
- Все в порядке, Трисс. Всё под контролем.
Высоко подняв подсвечник, Лютик шагнул к двери и прислушался. Голос звучал знакомо.
- Трисс, это же Борх!
Поэт, вручив канделябр подошедшему домоуправителю, радостно отпер дверь.
- Сударь Три Галки, какими судьбами?

+3

5

[indent] Принимать гостей в Корво-Бьянко в отсутствии ведьмака было так же естественно, как жить там с ним. Йэннифер и без долгих и сложных отношений с владельцем могла бы чувствовать себя хозяйкой практически в любом доме - от купеческого до замка. Учитывая же историю их взаимоотношений… в общем, чувствовала она себя в поместье как дома, а недоумевающая порой прислуга и работники с виноградников не удостаивались ее взора, если только не вызывали раздражение своей тупостью, ну или слишком громко думали.
[indent] Исключение составляла она из служанок - молоденькая служанка Кинга, которая была счастлива замужем и ожидала первенца. Цепций взгляд чародейки сразу определил срок, еще не заметный под слоем юбок и передников и она быстро отдала распоряжения не нагружать девушку тяжелой работой, а еще выдала несколько полезных настоек вместе с четкими указаниями о том сколько и когда их пить.   
[indent] В общем, хозяйничала она в особняке Гералта очень уверенно. И когда на пороге появилась Трисс, конечно же приняла подругу… а вот визит Лютика она не застала. В этот вечер она провела слишком много времени отслеживая эмоциональную матрицу сбежавшей  дочки купца, голова трещала как старая телега и после нескольких бокалов вина Йенн удалилась спать. Появление нового гостя она определила, когда просыпалась посреди ночи, чтобы выпить воды, но спускаться к веселой компании не стала, предоставляя Лютику и Меригольд насладиться обществом друг друга. Тем более, что она планировала очень хорошо выспаться… но планы не всегда приходят в исполнение.
[indent] Она проснулась когда даже самые ответственные петухи еще и не думали открывать глаз, проснулась не от резкого шума, а от яркого эмоционального всплеска, словно искры от костра коснулись неосторожно близко поднесенного лица.
[indent] - Проклятие, чтоб вас мантикора… - сонно пробормотала женщина, еще толком не разбирая кто стал виновником такого неприятного пробуждения и поспешно накидывая на плечи шелковый черный халат.
[indent] Растрепанные от сна локоны одним легким жестом приняли свой привычно-безупречный и чуть небрежный вид.
[indent] - Трисс, Лютик, неужели вы устроили… - начала было она, спускаясь по лестнице, но осеклась, увидив на пороге еще одно знакомое лицо,  [indent] - Так вот, кто так громко думал, что я проснулась? А где девочки? Кажется я их слышала…
[indent] - Госпожа Йеннифэр, что случилось?! - из кухни выбежала другая служанка, сонно щурясь.
[indent] - У нас гости, Вилда. - усмехнулась чародейка, - Принеси в гостиную вино и закуски, побольше мяса. А мне кофе, покрепче.
[indent] - Да. госпожа.
[indent] - Не стойте на пороге, - она махнула ладонью, приглашая и первая направляясь в гостиную, - Я жду увлекательный рассказ…
[indent] О чем он будет, она уже догадывалась, но откровенно лезть в голову к друзьям слишком бесцеремонно.

+3

6

Дракон продолжал барабанить в дверь и тогда, когда уловил внутри движение и приглушенные голоса.
— В округе никого, — отрапортовала вернувшаяся Вэя.
— Но в поместье точно кто-то есть, — заметила подошедшая Тэя.
— Знаю, — коротко отозвался Виллентретенмерт, прекращая обрушивать свою мощь на дверь и прислушиваясь к приближающимся шагам.
Первым — удивительное дело! — показался трубадур, что неизменно составлял компанию ведьмаку в его славных сражениях и путешествиях.
— Бард Лютик, — дракон приветственно склонил голову, насмешливо глядя на канделябр, что перекочевал из рук Лютика в руки по всей видимости кого-то из обслуживающего персонала. — О, если бы я в действительности хотел вторгнуться в чужие владения без какого-либо предупреждения и разрешения, я сделал бы это несколько иначе... Скажем, я бы не стал принимать свою человеческую личину, а опустился бы на поместье в своей обыкновенной сияющей форме, попутно лишив дом крыши и, как минимум, верхнего этажа, — дракон заулыбался, показав стройный ряд жемчужных зубов.
— Трисс Меригольд, — еще легкий наклон головы.
Виллентретенмерт заглянул поверх плеча Лютика, оглядывая поместье изнутри в поисках ведьмака. Но наткнулся взглядом на всклокоченную, явно только-только выбравшуюся из крепких объятиях сновидений чародейку Йеннифэр. Признаться, по спине побежали мелкие мурашки как только дракон поймал взглядом ее фиалковый прищур.
— Я, — подтвердил. — И мои девочки, — а это уже Йеннифэр.
Позади молча стояли зерриканки, но дракон знал, что они инстинктивно оглядывали близ располагающуюся территорию на предмет наличия опасностей.
Дракон прошел внутрь.
— Вино — это хорошо, — удовлетворительно отметил. — Вино — это очень хорошо. Мне действительно не помешает... притупить свое волнение.
Насчет еды так уверен не был, хотя и чувствовал зверский голод после долгого перелета. Впрочем, от мяса совершенно точно не откажутся зерриканки. Им в принципе не было знакомо состояние волнения или сопереживания. С одной стороны, разумеется, хорошее качество для воина. С другой... девочки не должны представать боевыми снарядами. Но не ему, Вилле, рассуждать о подобном.
— Я, собственно, к Геральту. Но, полагаю, именно его в поместье и не имеется.
После недавнего обращения из дракона в человека у Виллентретенмерта еще оставалось существенно усиленным его обоняние. И обоняние же ему подсказывало, что ведьмак отсутствовал в поместье как минимум более двух суток.
— Рассказ увлекательным не будет, — покачал головой дракон. — Судьбы... — вспомнился вопрос Лютика, — складываются разные. И у троих драконьих деток... у прекрасных драконьих деток из далеких Огненных гор случилась беда.
На стол упали несколько бесформенных кусочков нефрита.
— Это все, что на данный момент есть. Использовался нефрит, значит, замешана магия. Раз замешана магия, логично, что за пропажей стоит кто-то из чародеев. Но кто? Кому вообще могло понадобиться похищать еще совсем юных драконят? И какую цель мог преследовать похититель?
Взгляд дракона прежде всего был обращен на Йеннифэр.

Отредактировано Виллентретенмерт (01.04.2020 14:41)

+4

7

Трисс едва сумела сдержать смех, когда увидела Лютика во все оружие, с канделябром в руках и воинственной миной. Будь здесь Геральт, он бы не упустил возможность подшутить над другом. Рыжая завязала пояс на длинной, запахнутой накидке, надетой поверх ночного белья и кивнула ему в сторону двери.
— Конечно же все под контролем, рядом ведь такой защитник! - Трисс важно закивала, подначивая спесь и боевой дух Барда. В голове несколько гудело от выпитого не так давно вина и нескольких часов сна. Спустившись по лестнице, молодая женщина стала за спиной друга, подогревая даже свой собственный интерес.
Дверь распахнулась и Трисс выдохнула, расслабив плечи. Борха Трисс знала, пусть и недостаточно хорошо. Дольше знакомство ее длилось с Саскией или как звали её в драконьих кругах Саэсентессис.
— Доброй ночи, — Трисс кивнула дракону в ответ, улыбнувшись. — Уж кого не ожидала встретить в этом доме, — рыжая повела плечиком.
Когда появилась Йенн с предложением вина и позднего ужина, Трисс усмехнулась, улавливая в голосе подруги что-то похожее на раздражение и досаду за испорченный сон.
— Я присоединюсь к вам, только переоденусь...— Меригольд быстро перебирая босыми ногами убежала наверх, минуя Йеннифэр, чуть дотронувшись до её плеча в ободряющем жесте. Судя по письмам дражайшей подруги, нельзя было сказать, что у Геральта и Йеннифэр жизнь стала менее вздорной, после того, как они обрели свой дом. Однако вот к такому наплыву гостей, посреди ночи, не была бы готова даже Меригольд, предпочитая в такое время суток нежиться в объятиях подушек и перин.
Переодевшись, и быстро сотворив на лице красоту, Трисс все же спустилась вниз, проходя в гостиную, которая сейчас была более оживленной, чем хохот всего одного лишь барда, да рыжеволосой чародейки.

+3

8

Появление Йеннифэр в ночном туалете из черного с белым стало для барда неожиданностью не меньшей, чем стоящий на пороге дома Борх Три Галки, рыцарь, дракон и сударь самых пристойных манер, лишенный чопорности, надменности и занудства. Что было особенно приятно трубадуру при виде давнего товарища, так это двое неизменных воительниц из Зеррикании и тот факт, что прошедшие годы не слишком сказались на их внешности.
- Пожалуй, не стану запрещать тебе визиты впредь, если вдруг решишь заглянуть ко мне. - Улыбнулся Лютик. - Мои двери всегда открыты для тебя. На всякий случай.
Он отступил, ловко прокручивая в руке меч так, чтобы безопасно зажать его под мышкой. За долгие годы странствий с Геральтом он все же уговорил последнего научить его самообороне. Эти уроки несли в основе своей элемент шантажа, поскольку во время занятий трубадур молчал, а после - у него не было сил ни на что, кроме как добрести до постели. И вот теперь поэт не упустил шанса выпендриться.
Нельзя сказать, что слова Борха оставили его равнодушным, но пока не понимая всей глубины проблемы, Лютик занялся разглядыванием нефритовых кусочков. Кроме того, что они таинственно и красиво блестели при свете пламени свечей и несколько странно ощущались в ладони, он пока не пришел ни к каким выводам. Подняв голову, хотел спросить у Борха, но заметил странное выражение на лицах зерриканок. Храбрые воительницы и стражницы золотого дракона внимательно разглядывали монументальное полотно с забитой виверной, которую фантазия художника знатно приукрасила в размерах. Тэя, или Вэя, медленно перевела взгляд с картины на Лютика. Потом - на лежащий на столе меч, и снова - на Лютика.
Варнава-Базиль деликатно убрал оружие и понес цеплять его на стенд. Воцарилась короткая, но очень неловкая пауза, которую нарушило возвращение Трисс.
- Так это... сюда поместили души несчастных драконят? - Поинтересовался бард, избегая смотреть на зерриканок. - Или эти камни играют роль некоего зловещего послания?

+2

9

[indent] - Дорогая, в этом доме может попытаться появиться кто угодно, - фыркнула в адрес подруги чародейка, подмигнув встретившему ее удивленным взглядом барду, - И в кого она у нас такая стеснительная? - хохотнула Йен, проводив взглядом пожелавшую переодеться Трисс.
[indent] Жест подруги не прошел мимо, но поводов для него пока совершено не было. Ничего сверх нормы не случилось, а то что искомого драконом ведьмака не оказалось дома было всего лишь досадным недоразумением. Вполне вероятно, что они могут встретиться с ним на середине после или в процессе, надо только оставить в его распоряжении один полезный артефакт… а то, что всей веселой компании предстоит путешествие, было уже очевидно.
[indent] Нефрит блекло маякнул в пламеня свечей, а вопрос Лютика лишь вызвал у нее смешок.
[indent] - Если бы там и вправду были чьи-то души, то ими бы не стали разбрасываться. Нет, это всего лишь «отходы производства»…
[indent] Несколько пассов пальцами заставили осколки напряженно задрожать, слегка приподнимаясь над поверхностью стола. Низ живота неприятно скрутило, когда Йеннифэр капнула глубже и самый крупный из осколков начал будто бы дымиться, вычленяя из памяти материала сигнатуру заклинаний или чародея.
[indent] - Впрочем, твоя догадка и не далека от правды. Камни использовались для того, чтобы запечатать клетку, и это уже хорошая новость. - заметила чародейка, возвращаясь к вопросу Борха, - Мне не нужно перечислять тебе все 54 способа использования органов, крови и других частей тела для лекарств, эликсиров или кремов. Ах да, еще есть кулинария. Где-то читала, что хвост дракона - очень изысканный деликатес. Или там писали не про хвост, а про… в общем, одно хорошо - они еще точно живы и почти наверняка здоровы, а по камням я смогу отследить местонахождение чародея.

+3

10

— Замечу, — обратился Вилле к мисс Меригольд, — я и сам не планировал покидать горячие источники Огненных гор в ближайший месяц как минимум. Но обстоятельства решили за меня, — развел руками. — Прекрасно понимаю, что с моим явлением здесь утро стало далеко не добрым, и за это приношу извинения. И если бы дело не требовало безотлагательного вмешательства, я, безусловно, явился бы в более подходящее время. Но увы. Любое промедление может стоить кому-то жизни.
Потеря жизни — это всегда печально. А когда жизни незаслуженно лишались невинные, только-только явившиеся в мир души — это всегда в разы печально.
— Я учту, Юлиан, — осторожно кивнул дракон барду. — И благодарю за... благосклонность. Если однажды возжелаешь посетить далекую Зерриканию, или Огненные горы, или заглянуть на Драконьи хребты, территория для тебя также будет открыта. А при возможности с девочками составим компанию и проведем по особо живописным местам.
На этом Виллентретенмерт счел формальности завершенными.
Дракон, в общем-то, понимал причины смешка Йеннифэр. Ему самому, увы, было не до смеха.
— Я не чувствую в них жизнь, — качнул головой Борх. — К тому же, насколько мне известно, чародеи обычно заморачиваются с эстетической составляющей подобных заключений душ в неодушевленные предметы. Если я не ошибаюсь, обычно это в некотором роде детально прорисованные фигурки.
Дракон шумно сглотнул.
— Я был там, где все это случилось. Но слишком поздно. Сложно сказать, сколько времени ушло у похитителя или похитителей. Быть может, он или они вовсе не спешили и были спугнуты лишь в самом конце ритуала, поэтому остались эти, — кивок на кусочки нефрита, — крохи. Но, быть может, много времени урвать не удалось и пришлось творить магию в спешке. И снова по итогу имеем эти крохи. Словом, никаких зацепок или догадок.
Рядом оказавшаяся Тэя молча коснулась сильной ладонью предплечья Борха, выражая свою поддержку и готовность помочь.
Виллентретенмерт повел плечами, сбрасывая напряжение.
Слова Йеннифэр о запечатанной клетке его никоим образом не успокоили.
— Что ж, уже радует то, что не превратили в безмолвные фигурки.
Нахмурился.
— Или не радует. Зависит от того, в каких условиях держат и что происходит вокруг. У детей — неважно людских ли, драконьих ли — в подобном возрасте восприятие мира еще формируется и... Йеннифэр! — Вилле всплеснул руками. — Я и без того на взводе, — облизал вдруг ставшие сухими губы.
Где же вино?
— Собственно, это и была первая мысль — отследить магический след чародея.

Отредактировано Виллентретенмерт (08.04.2020 20:28)

+3

11

— Йенн, дело вовсе не в стеснениях, а в собственном самочувствие, — Трисс прошла вглубь гостиной и присела на стул подле Лютика ровно тогда, когда дорогая подруга принялась за сканирование мелких нефритовых ошметков. Все что осталось от заклинания и Золотой дракон успел подметить верную мысль. Если бы то были сами дракончики, то заклинание наверняка обрисовало бы все черты и даже узор на чешуйках показался бы настоящим. А эти камешки едва ли можно было назвать произведением искусства. Когда Йенн закончила, Трисс перекинулась через стол, протягивая руку к нефриту. Магия в них чувствовалась довольно сильно и Йеннифэр была права, отследить магический след было не особо сложно.
— Дорогая, а что если использовать один из осколков в мегаскопе, как кристалл?— рыжая повернулась к хозяйке дома и задумчиво закусила губу всего на секунду,— Мы ведь сможем прочесть, что за заклинание использовалось и для каких целей служил сам нефрит. Мне кажется, что это должно получится и камень не пострадает. В конце концов он не один, чтобы беречь, как зеницу ока. От того, что мы потеряем один, прочитав с него информацию у нас еще останется несколько для того, чтобы отследить самого чародея,—  Трисс вернула камни на стол, все еще не сводя с них изучающего взгляда.
— Мне кажется, что нам полезно знать, что именно делал наш Чародей. Как считаешь?
Меригольд сложила руки на колене и оглянулась тогда, когда в залу вошла женщина с подносом. Вино и фрукты. Трисс даже немного сморщилась от неприятного чувства в желудке. Ночь проведенная за вином и балладами мэтра Лютика, все же сказывалась легким похмельем. Рыжая даже чуть искоса глянула на барда, усмехнувшись. Перепить этого пурпурного мстителя было также нелегко, как перепеть.
Борх, не переживай, хорошо? Найдем мы твоих драконят. Я вообще не понимаю, как можно обижать детей, даже если это драконы. Они дети...

+1

12

Лютик в задумчивости запустил пальцы в непричесанные после сна волосы. Ему была крайне любопытна история, рассказанная Борхом, но еще больше он чувствовал азарт, жажду приключений и желание помочь старому товарищу. Правда, разбирался он в этих чародейских вопросах, как ведьмак - в пятистрочном ямбе, поэтому желание распирало его изнутри, не имея выхода. Поэт обошел стол по кругу, разглядывая тускло поблескивавшие на столе камни. Наклонил голову, разглядывая переливы на гранях. Когда Йеннифэр начала свою таинственную инкантацию, трубадуру показалось, что внутри камней шевельнулось что-то, похожее на густой туман. Он даже вскрикнул от неожиданности, протолкавшись к столу между зерриканскими воительницами, однако получше разглядеть ничего не удалось. Тэя, или Вэя, что-то забурчала себе под нос и вытолкнула трубадура обратно.
Лютик не обиделся, вместо этого вернулся на свое место. Его переполняла жажда действия и удовольствия после того, как Йен подтвердила правильный ход его мыслей.
- Я думаю, - глубокомысленно предположил бард, - что использовалась какая-то исключительно сильная телепортационная магия. И эти камни, может, даже целые камни, от которых откололись эти фрагменты, были нужны для быстрого входа и быстрого отхода с драконятами. Вероятно, эти детеныши были уже приличных размеров и в стандартный телепорт-дверь их не засунешь. Как вы считаете? Или воры просто насыпали дорожку из самоцветов, чтобы выманить детей, как в той сказке про брата и сестру, которых отправили на Сладкую дорожку к веленским ведьмам.

0


Вы здесь » Ведьмак: Исток зла » Меч Предназначения » 25 января 1276 • Если не хочешь терять, защищай до самого конца!